Закрыть

История и описание региона Бордо

29.07.2006

Территория, Почва, климат

Всемирно известные виноградники Бордо расположены преимущественно в департаменте Жиронда (Gironde), названном по имени залива, представляющего собой общее устье двух основных рек региона: Дордонь (Dordogne) и Гаронна (Garonne). Местность между этими реками в непосредственной близости от устья издавна принято называть Entre Deux Mers, что в переводе с французского буквально означает “Между двух морей”. Тем самым подчеркивается историческая важность Дордони и Гаронны для региона, которую сложно было бы переоценить. Регион был обречен на то, чтобы стать одним из основных районов виноделия в мире еще в четвертичном периоде, когда уровень воды в океане был существенно выше и большая часть территории вдоль русел этих двух рек находилась под водой. Это предопределило характер местных почв, носящих преимущественно наносной характер, с большим содержанием известняка и великолепным природным дренажом. За сотни тысяч лет течение воды создало уникальный рельеф: извилистые речные долины, множество высоких холмов, создающих защиту от холодных воздушных потоков, крутые склоны, на которые солнечный свет падает почти под прямым углом. Верхний слой почвы на таких склонах чрезвычайно тонкий и малоплодородный, что делает землю плохо приспособленной для выращивания садово-огородных культур, и, напротив, идеальной для выращивания винограда в целях производства вина. Непосредственная близость залива Жиронды обеспечивает мягкий прибрежный климат, сглаживая температурные колебания, тем самым защищая виноградные лозы от чрезмерных заморозков.

История

История виноделия в этом регионе насчитывает уже два тысячелетия. Еще до прихода римлян преимущества местных земель отметили жившие здесь кельтские племена, Битуриги. Есть свидетельства, что виноград возделывался здесь еще раньше, но используемые сорта, завезенные преимущественно с юга, были плохо приспособлены к северным условиям и лозы часто гибли. Именно Битуриги впервые вывели морозостойкий сорт, который они назвали в свою честь, Битурика. И именно этот сорт стал ни чем иным, как предком всемирно известных в наши дни сортов Каберне Совиньон и Каберне Фран.

В XII веке Элеонора, герцогиня Аквитанская, выходит замуж за Генриха II Плантагенета, будущего короля Англии. Этим было положено начало длительным и тесным торговым отношениям между Францией и Англией: Англия экспортировала продукцию сельского хозяйства, текстиль и металлы, став первым крупным импортером вин Бордо. Регион был прекрасно расположен с точки зрения транспортных путей: город Бордо по сей день остается одним из важнейших портов Франции, а в те времена значение судоходства было еще выше. Таким образом, Дордонь, Гаронна и Жиронда сослужили бордоским виноделам еще одну важную службу, открыв винам этого региона путь в другие страны.

Мировая известность

Однако, настоящий всплеск экспорта и мировая известность бордоских вин наступила в XVII веке с появлением новых крупных торговых партнеров, среди которых ведущее место, несомненно, принадлежало Голландии и странам Ганзейского союза. Голландцы предпочитали дистиллировать вино, покупаемое во Франции, поэтому французские виноделы стали поставлять на экспорт белые вина, специально предназначенные для этой цели. Затем, в целях экономии средств на транспортировку, было принято решение дистиллировать вина перед их погрузкой на корабли. Как-то раз полученный таким образом спирт слишком долго пролежал в погребах, что привело к открытию принципиально нового напитка, но это уже совсем другая история…

Само собой, никто сильно не заботился о качестве вин, которые все равно в итоге будут подвергнуты дистилляции. В Бордо в то время производили весьма посредственные вина в огромных объемах, но по вкусовым характеристикам они уступали нынешним столовым винам. Ситуация начала меняться в XVIII веке. В это время основные экспортные потоки двинулись в колонии, преимущественно на острова Карибского моря. Доля Англии в экспорте составляла на тот момент менее 10%, однако, англичане стали активно распространять моду на вина для высших кругов общества, значительно более требовательных к качеству. Именно в это время появляются бутылки, запечатанные сургучом. Виноделы Бордо стали больше заботиться о качестве, появились первые разработки в области борьбы с болезнями вин и винограда.

Девятнадцатый век стал для бордоских вин эпохой взлетов и падений. Сначала на виноградники обрушилась эпидемия страшной болезни oidium (ойдиум, или серая гниль). Грибок поражал ягоды, что приводило к развитию болезней вин, которые быстро превращались в уксус. Вскоре было найдено противоядие, которое используется в виноделии до сих пор: им стала сера, универсальный антисептик. В Бордо наступил период процветания, апофеозом которого стала знаменитая классификация вин Медока (Medoc) 1855 года. Классификация была приурочена к грандиозной парижской выставке вин, устраиваемой по инициативе Наполеона III. Брокеры создали особые реестры винодельческих земель и поместий, разделив их на несколько уровней, руководствуясь прежде всего факторами цены и спроса. Помимо поместий Медока в реестры попали производители из коммун Барсак и Сотерн (Barsec & Sauternes), а также замок Haut-Brion из региона Грав (Graves).

Во второй половине XIX века Францию, а затем и другие винодельческие страны Европы постигла новая беда: из Америки был завезен опасный вредитель филлоксера (phylloxera), поедающий корневую систему виноградной лозы. В считанные годы Европа потеряла большую часть виноградников. Решение проблемы было найдено не сразу, многие годы ушли на разработку нового принципа посадок. С конца девятнадцатого века практически во всем мире виноград выращивается методом подвоя на специальные лозы, привезенные из Америки. Филлоксера не ест корни этих лоз.

Как ни странно, тотальное уничтожение виноградников имело и положительный эффект. Во-первых, в прошлом лозы сажались беспорядочным образом, таких стройных рядов, как сейчас, на виноградниках найти было практически невозможно. Во-вторых, вновь были засажены только виноградники, дающие качественный урожай, что вызвало повышение общего уровня качества вин.

С повышением качества, вина становились все более популярными. Это дало повод для появления огромного количества подделок. Отсутствие строгого законодательства приводило к тому, что содержимое бутылки с этикеткой “вино” могло быть в реальности произведено отнюдь не только из винограда… Результатом было резкое сокращение спроса и обвал цен. Люди перешли на крепкие спиртные напитки, именно в это время был изобретен абсент. Винная промышленность нуждалась в регламентации. В 1936 году во Франции был учрежден Национальный Институт Наименований по происхождению (Institut National des Appellations d’Origine, INAO), призванный следить за качеством производимых вин. Ведущие эксперты провели исследования, в результате которых в специальных реестрах были зафиксированы участки земли, на которых было разрешено выращивать виноград с целью производства вина категории AOC (Appellation d’Origine Controlee, то есть имеющие Наименование по Происхождению). Одновременно с этим был регламентирован процесс производства таких вин.

Что касается вин Бордо, то в этом регионе была сохранена система классификации, введенная в 1855 году. В истории были лишь единичные случаи, когда класс того или иного поместья повышался. Некоторые регионы как, например, Помероль (Pomerol), классификация 1855 не затронула, но сейчас виноделы Помероля просто опасаются пересмотра реестров, боясь оказаться на вторых ролях. Чтобы ориентироваться в море аппелляций и производителей Бордо, лучше всего обратиться к оценкам ведущих мировых экспертов. Одним из лучших специалистов по этому региону считается Роберт Паркер. Высокая оценка Паркера порой стоит дороже, чем указание первого класса на этикетке. Она может напрямую сказываться на цене, скажем, многие поместья Помероля, где никогда не было классифицированных crus, продают свои вина по ценам в несколько раз превышающим цены своих соседей из Медока.

Сейчас вина Бордо известны во всем мире. Многие считают, что здесь производятся лучшие вина в мире. Действительно, стиль бордоских вин не может не нравиться: они поражают своей насыщенностью, богатством, структурой. Здесь производятся одни из самых аристократичных вин.

Бордо – самый крупный по площади винодельческий регион во Франции. Суммарная площадь виноградников, классифицированных для производства вин, имеющих наименования по происхождению, составляет здесь более 110 тыс. га. Средняя площадь одного винодельческого хозяйства здесь очень велика, скажем, в Бургундии такая же площадь была бы поделена между 15-20 владельцами. Экономия от масштаба дает возможность виноделам производить более жесткий отбор качества, так, большинство великих шато в Бордо отбирают лишь часть своего урожая для производства великих вин, оставшаяся часть идет на производство “второго вина”, которое продается по существенно более низким ценам.

Разнообразие бордоских вин поражает: только классифицированных crus здесь около 155, плюс несколько не менее качественных вин Помероля (где, как уже упоминалось, классифицированных crus никогда не было). Добавьте сюда лучшие из пти шато и крю буржуа (petits chateaux & crus bourjeois), которые не намного уступают по качеству великим замкам. Принимая во внимание особенности каждого урожая, которые делают вина двух разных лет от одного производителя совершенно не похожими друг на друга, а также высочайший потенциал хранения вин Бордо, можно утверждать, что на рынке можно найти порядка 5-7 тысяч совершенно разных бордоских вин. И это только вершина айсберга, производство великих замков не превышает 5% от общего объема. За кадром остались менее известные, более простые по своей сути вина, которые, тем не менее, заслуживают внимания.

За последние десять лет цены на вина великих замков Бордо выросли в три, пять, а то и в десять раз (в случае с наиболее удачными урожаями). К сожалению, самый большой винодельческий регион не в состоянии удовлетворить постоянно растущий спрос на свои вина. Расширение площади неизбежно сказалось бы на качестве вина. Конечно, в цене многих вин содержится имиджевая составляющая. Но это – особенность любой продукции класса “люкс”. В нашем случае это – неизбежная плата за право прикоснуться к самому божественному из всех когда либо изобретенных человеком напитков.
(Материалы Whitehall)