Закрыть

Перестройка по-венгерски

14.08.2008

Если говорить о виноделии, то в любом контексте, как историческом, так и культурном, Венгрия — бесспорный лидер Восточной Европы. Во всем мире только Франция и Германия имеют более старые и более развитые традиции качественного виноделия. Но смогут ли венгры вернуть себе былые позиции, зависит от того, будут ли здесь поощряться международные сорта винограда, или, как в Италии, будет отводиться огромное место для исконно национальных традиций.
Несмотря на уничтожение старых виноградников в 1960-х и начале 1970-х годов, Венгрия по-прежнему богата местными сортами, вполне способными поставлять великолепные вина на мировой рынок, здесь произрастает виноград, который больше нигде не удается привить. Некоторые из старых, истощенных или неэкономично низкоурожайных сортов исчезли полностью, они были заменены свежими гибридами, уже получившими известность. Самый популярный из них — напористый фурминт (furmint), доминирующий сорт Токая, который имеет не только способность к «благородному гниению», но и в «чистом виде» дает очень сочное и ароматное вино. Харшлевелю (harslevelu), или «липовый лист», изумительный поздносозревающий сорт для сухого климата, дающий изобильные урожаи и высокий кислотный уровень, противостоящий грибковым заболеваниям, — эталонный сорт для Южной Африки, Австралии или Калифорнии. Суркебарат (szurkebarat), или «серый монах», более знаком, чем кажется на слух: это разновидность пино гри, дающая великолепные плоды на вулканических массивах Бадачони. Также распространены три других белых сорта — эзерьо (ezerjo), «тысяча благословений»,массовый производитель Большой Венгерской низменности, лианика (leanyka) «девочка», чье нежное белое вино — лучшее на северном склоне Эгера, и мезешфехер (mezesfeher), «белый мед», — типичное выражение национальных представлений о том, что такое глоток хорошего вина. Урожай последнего, к сожалению, стремится к минимуму.
Самый распространенный из всех международных — итальянский рислинг.
Великолепный венгерский красный виноград — кадарка (kadarka), который плодоносит одинаково как на Большой Венгерской низменности, где из него делается крепкое вино c легким, но убедительным стилем, так и в Эгере и Сексарде, производящих крепкое пряное красное, с большим потенциалом для созревания. К несчастью, это поздняя и ненадежно созревающая разновидность и, поскольку она дает низкие урожаи, то в качестве замены все больше и больше сажается более легкий кикфранкош (kekfrankos). Нельзя забывать и о присутствии австрийского цвигельта (zweigelt), это новичок со множеством достоинств, таких как мягкость, темный цвет и приятный сладкий вкус. Существует также длительная традиция выращивания пино нуар в южной Венгрии в районе Виллани (Villany), и мерло в районе Эгера.
Плюс к этому культивируются сорта винограда, чья идентификация не вызывает затруднений: сильвани (szilvani), каберне совиньон и каберне фран, совиньон блан, пино блан, рислинг, траминер, желтый мускат и мускатель. Каждое из заметных венгерских вин называется простым сочетанием места и названия сорта. Так, например, Ezerjo из Мора будет называться Mori Ezerjo.
Гряда холмов Северного массива вдоль границы со Словакией включает три винодельческих области: предгорья Матра (Matraalja), Эгер (Eger) и Токай-Хедьалья (Tokaj-Hegyalja).
В предгорьях Матра почвы по большей части вулканические, и вино здесь производится белое. Преобладают сорта: мускат, итальянский рислинг и кадарка. У самих венгров эта местность ассоциируется с Debroi Harslevelu, когда-то благородным, созревавшим в бочках, сладким белым вином, а теперь дешевой «коммерческой» смесью. В Западной Европе этот винный регион скорее известен как производитель экспортируемых Chardonnay, Sauvignon Blanc и Semillion.
На восток от предгорий Матра, в предгорьях гор Бюкк, находится винная область, названная по имени города Эгер. Весна здесь часто задерживается и выпадает мало осадков. В этой местности производятся белые вина, в основном из лианики (leanyka), но она особенно известна зрелыми красными винами, особенно Egri Bikaver, или, как его называют на экспортных рынках, Bull’s Blood — «Бычья кровь». Одно время в смеси сильно преобладала кадарка, но, как и везде, этот хлопотливый местный сорт вытесняется кикфранкош в сопровождении каберне, мерло и кекопорто (kekoporto).
Только Токай, создаваемый в восточных районах, соперничает с «Бычьей кровью» за всемирное признание, хотя ситуация стремительно меняется, поскольку навыки виноделия и экспорта перешли в частные, и часто не венгерские, руки.

Коммунистическое виноделие
До восстановления капитализма в начале 1990-х венгерская винная индустрия находилась под контролем государства. AGKER контролировала 125 государственных хозяйств. «Хунгаровин», государственный винный трест, имевший собственные виноградники, перегонял значительную часть винограда, выращенного в государственных хозяйствах, и контролировал винную торговлю кооперативов и множества мелких хозяйств. Весь винный экспорт находился под контролем государственной организации «Монимпекс».
До 1980-х годов Венгрия была главным экспортером вина в Восточной Европе, вывозя более трех миллионов гектолитров (79 миллионов галлонов), или 60% продукции, чаще всего весьма посредственного качества, оптом в Советский Союз и Восточную Германию. Эти рынки внезапно рухнули, что привело к резкому перенасыщению и крайней неопределенности среди виноградарей и виноделов.
В 1989 году национальная Ассоциация, которая распалась в 1947 году, была воссоздана как Федерация производителей винограда и вина с целью восстановления репутации венгерской продукции. Ассоциация венгерских виноторговцев занимается в первую очередь контролем экспорта. Потребление вина на душу населения в самой Венгрии сильно возросло в начале 1990-х, когда официально была поставлена задача отправки на экспорт трети венгерской винопродукции.
Государственные хозяйства и винодельни были выставлены на продажу, часто в крайне затруднительном финансовом положении. Шел активный поиск зарубежных инвестиций, с определенным успехом, особенно в Токае, прославленное имя которого привлекло покупателей из Франции, Испании, Германии, Британии и Нидерландов. Монолитная организация «Хунгаровин» была продана немецкому гиганту Henkel, а известная итальянская фирма Antinori сделала инвестиции в области Сексард.
Неопределенность с правами на собственность и отсутствие единых границ погубило многие предложения, случалось, что будущие инвесторы теряли уверенность в своей покупке. Государственные винодельни находились в плачевном состоянии, что понижало их стоимость, тем самым давая возможность для местного инвестирования. Некоторые сотрудники "социалистических винокурен», ставшие лишними после введения новой системы, инвестируют виноградники, делают вино и работают консультантами. В середине 1990-х вся венгерская винная индустрия переживала постоянные изменения. Законы 1970-х годов, контролировавшие каждый аспект винопроизводства, были заменены в 1990-м правилами, более соответствующими требованиям Евросоюза. Качественные вина были именованы Minosego Bor, но даже они становились объектом регулярных ограничивающих поправок. Был составлен реестр виноградников и винных погребов, и, поскольку время коммерческой и правовой стабильности возвращается, есть все основания верить, что современная Венгрия станет источником выдающихся и разнообразных вин.

Сладкое слово «Токай»
Район Токай-Хедьалья (Тokaj-Hegyalja), обычно укорачиваемый до Токая, на крайнем северо-востоке Венгрии, примыкает к словацкой границе. Tokaji aszu — не единственное вино этой местности. На самом деле есть несколько столовых вин, сделанных из одного из четырех сортов винограда, разрешенных в «больших» токайских винах: фурминт, харшлевелю, желтый мускат (или muscat lunel) и оремюш (oremus) — гибрид фурминта и боувира (bouvier), включенный в Токайский канон лишь в 1994 году. Также в небольших количествах здесь выращивается шардоне.
Токай выделяется среди других винных районов центральной и восточной Европы как производитель непререкаемого роскошного и легендарного вина. Позднеурожайный маслянисто-богатый Токай почитался русскими царями, королями Польши, императорами Австрии — и даже французским королем Людовиком XIV, избалованным лучшими винами того времени.
Почти наверняка Токай — это первое вино, намеренно сделанное из винограда, тронутого «благородной плесенью». Датой его рождения считается середина XVII века. Сотерн явно моложе, хотя точная дата его появления на свет неизвестна.
К 1700 году токайские вина выделялись настолько, что их хозяин, князь Трансильвании Ракоци создал первую официальную классификацию виноградников, разделив их на участки «первого», «второго» и «третьего» ранга.
В каком-то отношении Токай сравним с бургундским Кот д’Ор. Он занимает похожую территорию на низких и средних склонах холмов. Лучшие участки располагаются скорее на чистой вулканической почве, некоторые на теплых легких лессах. Более того, первые, вторые и третьи урожаи токайского вполне готовы соперничать с гран крю, премьер крю и классом «village» в Бургундии. Здесь также имеются великолепные погреба, но они представляют собой узкие тоннели, уходящие в вулканический туф, иногда длящиеся больше двух миль, плотно облепленные черным грибком. В них хранятся 136-литровые бочки — генци, стоящие в один или в два ряда, почерневшие от времени. Урожай собирается поздно, его сбор — в идеале — откладывается до тех пор, пока жаркое солнце, чередующееся с туманными ночами, не спровоцирует заражение «благородной плесенью», туман здесь обусловливается соседством с водами Бодрога и Тисы. Но, в отличие от Sauternes или подобного вина, производство Tokaji Aszu делится на две стадии: сначала целиком ферментируется базовое вино, потом некоторое количество винограда, засушенного либо с помощью грибка, либо в процессе «изюмирования», выдерживается с базовым вином и реферментируется, чтобы впитать его сладость и густо концентрированные ароматы.
Количество Асу, добавленное в каждую бочку, условно измеряется в путтоньош, (бочонки для переноски винограда, вмещающие 20–25 л). Наиболее распространены вина с концентрацией 3, 4, и 5 путтоньош; 6 бочонков — уже исключение. Настоящая мера сегодня — количество сахара и «экстракт» после ферментации. Например, вино «шесть путтоньош» должно иметь по крайней мере 150 граммов остаточного сахара и 45 граммов на литр экстракта.
Такие вина, с их интенсивной сладостью и крепкими ароматами сухих фруктов, сбалансированными мощной кислотностью, могут насторожить своей нарочитостью в молодом возрасте, оставляя во рту оскомину, несмотря на содержание сахара. С возрастом они обретают чудесную сложность и округлость, не теряя чистоты свежего финала. Лучшие из них вполне могут созревать целое столетие.
Но Tokaji Aszu уже не является единственным продуктом области, как Auslesе в Германии. Вырастает производство сухого столового вина, с большим содержанием фурминта, которое может оказаться восхитительно жизнерадостным и огненным. Также здесь создается менее роскошный аперитив или десертное вино — Tokay Szamarodni; для него со всего виноградника снимают урожай, не отделяя виноград для Асу. В лучших проявлениях оно может быть близко к хересу со своим собственным великолепным «стилем».
Для особых любителей существует вино, чья концентрация крепче, чем даже «шесть путтоньош»: Tokaji Aszъ Eszencia. Оно обладает подавляющей сахарной насыщенностью — чтобы добиться ее, нужны годы созревания. Содержание сахара в Eszencia столь высоко (до 800 граммов на литр), что дрожжи могут не вступать в реакцию: идущая черепашьим шагом ферментация традиционно пресекается сдерживающей порцией бренди.

Классификация Токая
Tokaji szamorodni
Токай, "
как получится", сладкие (edes) или сухие (szaraz) вина — в соответствии с количеством использованного винограда для Асу.
Tokaji aszu
Вина Асу могут быть произведены только в те годы, когда имеется достаточно высококачественного винограда, подверженного «благородному гниению». Собранный вручную, виноград хранится 608 дней, потом из него делается месиво, которое добавляется в базовое токайское вино, или в муст (must) при помощи путтоньош. Последовательность такова:
— мацерация и размешивание в течение 24–48 часов;
— оседание муста;
— период ферментации, определяемый количеством путтоньош;
— созревание в дубе не менее трех лет;
— фильтрация перед бутилированием;
— если вино содержится в токайских погребах, бутылки не кладутся набок, а ставятся прямо, и пробки меняются каждые 15–20 лет.
Tokaji aszu eszencia
Для его производства используется только индивидуально собранный виноград, выращенный в определенные годы в лучших виноградниках. Метод такой же, как с Tokaji aszu, но содержание сахара выше, чем в «6 путтоньош»:
— ферментация занимает несколько лет (используются специальные дрожжи — Tokaj 22);
— минимум 10 лет созревает в дубе.
Tokaji eszencia
Собранный вручную виноград для Асу. Во время мацерации давление собственного веса винограда производит минимальное количество сока на дне бочонка (один путтоньош дает всего 142 миллилитра этой эссенции). Потом соку разрешается исключительно медленно ферментироваться в течение многих лет в дубовых бочках. На практике оно вообще едва ферментируется: слишком высок в нем уровень сахара

Винный прилив
Удивительное перерождение, которое переживает венгерское вино на протяжении последнего десятилетия, на самом деле уходит корнями в те времена, когда в стране был коммунистический режим. Хотя государственные хозяйства и винодельни социалистической Венгрии в огромных количествах гнали «ширпотребное пойло», они, тем не менее, давали прибежище горстке венгерских виноделов, которых не устраивало существующее положение вещей. Некоторым из них удавалось проникнуть за «железный занавес» и, поработав за границей, понять, что значит мировое качество вина. Эти самые виноделы сегодня проявляют себя как главные участники венгерского винного ренессанса.
Один из них Янош Коньяри (Janos Konyari), совладелец и главный винодел винодельни Szent Donatus на озере Балатон. В 1993 году Коньяри сумел создать винодельню площадью 72 га на южном берегу Балатона — самого большого пресного озера Центральной Европы. Расположенная в городе Балатионлеллей (Balationlellei), его винокурня находится совсем рядом с динозавром бывшего государственного виноделия «Балатонбоглар» (BB), где Янош проработал 17 лет в разных должностях, включая пост главного специалиста, прежде чем включиться в проект Szent Donatus. Годы, отданные BB, оказались очень важными для будущего Коньяри. Особенно 1988 год, когда ему предоставили возможность поработать с интернациональной группой студентов факультетов энологии и виноделов-профессионалов в течение пяти лет в австралийской винодельне Yalumba из долины Бароссы.
Поездка в Австралию стала откровением для 37–летнего Коньяри, который был старшим и самым опытным участником группы, однако не самым сведущим. «После того, как я так долго проработал в BB, мне казалось, что я знаю о вине все, — говорит Коньяри. — Однако в Ялумбе подход был совершенно другой. Упор делался на хороший и здоровый виноград; когда именно нужно начинать сбор винограда; как быстро класть виноград под пресс. В Венгрии в то время имели место иные приоритеты. Речь шла только о сборе винограда и изготовлении муста. Не более того».
Коньяри научился также методам ферментации и созревания. «Ферментация с контролируемой температурой оказалась для меня абсолютно в новинку; в Венгрии нам не доводилось охлаждать ферментированный сок. Еще я увидел в первый раз бочки, которые используются для ферментации шардоне, точно так же, как для созревания красного вина. Когда я вернулся в Венгрию, я был одним из первых виноделов, начавших использовать этот прием».
В 1990 году, сразу после краха социалистического строя в Венгрии, Коньяри был приглашен в ЮАР — провести месяц во время сбора урожая в поместье Uitkyk на винодельне Bergkelder в Стелленбоше. Там он наблюдал способы производства и узнал про новую технологию и оснащение, а также посетил другие винодельни этого региона. Открытие свежих, фруктовых белых вин в Стелленбоше произвело на него сильное впечатление и фактически до сих пор влияет на его деятельность: белые сухие вина Szent Donatus, включающие шардоне, пино гри и местный сорт кирайлианика (kiralyleanyka), «принцесса», составляют около 55% продукции винодельни.
Но что больше всего восхитило Коньяри как в Африке, так и в Австралии, так это красные сорта, особенно каберне совиньон. Этот сорт винограда вот-вот созреет на плантациях в Szent Donatus. «Каберне совиньон имеет сочный, живой вкус и аромат, — заявляет Коньяри. — Для Венгрии это хорошо». И для Szent Donatus тоже. Стоит отметить, что его вино Cabernet Sauvignon Reserve’96 года было награждено бронзовой медалью на международной дегустации в Лондоне в 1998 году.

Ученики Антинори
Еще один венгерский винодел-новатор Тибор Гал (Tibor Gal) скорее предпочитает местные красные сорта, чем каберне совиньон, и этому есть причины: Гал, который был увенчан титулом «Винодел года» Венгрии, производит свои вина в северном районе Эгер, где климат гораздо холоднее, нежели на южном побережье Балатона. Поэтому он занимается сортами, которые в наибольшей степени подходят для этого района: пино нуар, кикфранкош, кекопорто и пряный ароматный кадарка. Но, что более важно, так это самоотдача и настойчивость Гала, помогающая улучшить имидж Эгера и его известного — более чем известного — вина «Бычья кровь». Эта традиционная смесь сортов «три-на-четыре», которая когда-то считалась одним из самых ценных вин Венгрии, но репутация которой погибла во времена коммунизма, когда никого не интересовало исключительное качество. Хотя Гал в 1980-х годах учился в Будапештском университете по специальности «садоводство», а потом работал в государственном кооперативе Nagyrede, ближе всего к сегодняшнему успеху его приблизили семь лет работы в Tenuta dell’Ornellaia, винодельне Людовико Антинори в Тоскане. В 1989 году Антинори предложил Галу место винодела, попробовав его вина во время «поисковой экспедиции» в районеЭгера. «Сначала приходилось тяжело, — рассказывает Гал. — Мне нужно было познать новую культуру и новый язык. Но вот самое важное из того, что я понял: вино нужно делать ради самого вина. Раньше в Венгрии мы делали вино для статистики. В Ornellaia я понял, что важен каждый стакан».
Эта экспедиция многому научила Гала: «Иногда было забавно. Красные вина в Тоскане могут быть богаты танинами, и сначала мне казалось, что это серьезная проблема! Мы никогда не сталкивались с таким типом танина в Эгере, и мы также ничего не знали про созревание вина». Галл получил и другой полезный опыт, в частности во время пребывания в Калифорнии он общался со многими виноделами, в том числе и с такой легендарной фигурой, как Андре Щелищефф. Вернувшись в Эгер в 1992 году, Гал уже сам консультировал в Ornellaia на сезонной основе до 1997 года. Но в это же время он создал компанию по производству и торговле вином GIA в Эгере, с партнером Николо Инчиза (Incisa), производителем из известной тосканской винодельни Sassicaia и Alpina, германским импортером французских и итальянских вин.
Сегодня вина 40-летнего предпринимателя быстро завоевывают международное признание. Осенью 1998 года его Kйkfrankos Reserve получило бронзовую медаль на лондонской дегустации, впрочемкак и Egri Bikavйr Reserve’96. Это показывает, что цели, поставленные Галом в районе Эгер, почти достигнуты. «Я поворачиваюсь к традиционным сортам и сейчассажаю их на своих виноградниках, — говорит он. — Кекопорто, кадарка и кикфранкош — вот традиция, на которой стоит история. Я знаю, что у «Бычьей крови» испорченная репутация. То же самое было с кьянти 20 лет назад, а посмотрите, что теперь! Я должен работать с «Бычьей кровью», в потенциале которого не можетбыть сомнений».
Сосед Гала, 42–летний Тамаш Пок (Tamas Pok) также посвятил себя этому вину. Хотя его Pok-Polonyi занимает всего 2,5 га виноградников, Пок планирует объединиться с другими местными виноделами, включая Тибора Гала и Белу Винце, чтобы воскресить некоторые бывшие виноградники на территории, которая несколько десятков лет была заброшенной. Согласно Поку, эти виноградники — расположенные на самом высоком холме Эгера, 35-метровом Надь-Эгед (Nagy-Eged), — способны снова родить один из лучших сортов страны и дать великолепную «Бычью кровь». Пока же это вино представляет смесь кикфранкош, каберне фран, каберне совиньон и необычного венгерского гибрида медина (medina), который, по словам Пока, «очень сочен и ароматен — как тюльпан». Тамаш Пок был буквально опьянен страстью к виноделию, работая на виноградниках Chapellet в калифорнийской долине Напа, где провел 1984-й и 1985-й годы. Он выполнял там различные обязанности, например, перевязывание, доливание в бочки и бутилирование. К тому же, он приобрел глубокие знания, связанные с бочками: от происхождения дуба и степени его просушки до методов ферментации. Однако Пок считает, что главное, чему его научили в Напе, — это серьезное отношение к делу. «Главным фактором там была серьезность, — говорит он. — В Венгрии в те дни не было стимула или мотивации заботиться о виноградниках: все получали одинаковую зарплату. Без калифорнийского опыта я не стал бы сейчас виноделом». В итоге Тамаш применил опыт, полученный на виноградниках Chappellet на своем посту технического директора в винодельне Европейских винопроизводителей в Батаапати (Bataapati).
Пок провел шесть лет в этом совместном предприятии Пьеро Антинори и Петера Звака (производителя известного венгерского травяного ликера «Unicum»), прежде чем уйти в 1997 году, чтобы целиком посвятить себя фирме Pok-Polonyi. Помимо Egri Bikaver вина Пока включают ароматное красное Kekfrankos и кюве, сделанное из двух венгерских сортов — лианика и зенго (zengo). Хотя Тамаш считает, что эти вина проявляют себя лучше, если регулярно вызревают в больших дубовых емкостях, он активно использует в своей работе баррики.

От учебы к самостоятельности
В Токае с 1990 года сформировалось несколько совместных предприятий, в которых участвуют западные компании и местные виноделы. Но 32-летний Золтан Деметер — единственный токайский специалист, который, поработав и поучившись за рубежом, стал действовать самостоятельно. Он начал познавать мир вина в 1989–1990 годах на трех винодельнях в США: Shanandoah и Tarara в Вирджинии и Stag’s Leap в долине Напа. Вскоре после этого он съездил в Бон во Франции для изучения витикультуры и виноделия, а потом поступил в Брайтонский технологический колледж в Англии на курсы международного винного маркетинга. «Я осознал, как много потеряла Венгрия за последние 40 лет, — говорит он. — С другой стороны, я понял, насколько драгоценна наша страна. Токай — одно из величайших вин мира».
Деметер воспользовался возможностью поучаствовать в изготовлении этого вина, когда в 1993 году вступил в винодельню Tokaj-Hetszolo, принадлежащую французско-японской фирме GMF. После того, как Деметер с успехом произвел ряд токайских вин, от сухого до сладкого Асу, он начал все заново в близлежащей винодельне Grof Degenfeld в 1996 году. 70 гектаров ее первоклассных виноградников, чья история восходит к XVIII столетию, были национализированы после Второй мировой войны, и только недавно возвращены семейству Дегенфельдов. Деметр — из тех первопроходцев, которым преодоление трудностей доставляет особое удовольствие. «Когда я начал работать с первым урожаем, у винодельни даже крыши не было, — гордо говорит он. — Виноград фактически лез в двери».
Тем не менее среди достижений Деметера на Grof Degenfeld — первый сухой ботризированный Furmint (1997) и первая успешная молочная ферментация в 1998 году. С марта прошлого года Золтан Деметер начал постоянно работать на своей собственной винодельне в городе Шаторальяуйхее (Satoraljaujhely). Как говорит он: «У меня всего одна жизнь, и если я хочу что-то успеть, то делать это нужно сейчас».

Венгрия, начало производства
III-I вв. до н.э. — зарождение виноделия
1711 г. — начало экспорта токайских вин
1870-е гг. — массовые поражения филлоксерой
1947 г. — введение государственной монополии
Конец 1980-х — подъем производства

Деление
4 винных региона, делящихся на области:
Трансдунавия (включает 13 областей: Шопрон, Паннониан Шокороалья, АсарНесмий, Мор, Шомло, Этек, Балатонфюред-
Чопак, Северное побережье Балатона, Бадачонь, Южный Балатон, Сексард, Виллань-Шиклош, Мечек)
Великая Среднедунайскаяравнина
(3 области: Кишкун, Чонград, Хайош)
Северная Венгрия (3 области: Предгорье Матр, Бюккаля, Эгер)
Токай-Хедьалья (нет деления)

Почвы
Трансдунавия — базальтовый вулканический камень с глиной, песчаником и лессом (в Балатонфюред-Чопак — известняк и сланец)
Великая Среднедунайская равнина — песок;
Северная Венгрия и Токай-Хедьалья — вулканические с обломками лавы в верхнем слое

Основные сорта винограда
Белые: ижерио, фурминт, ковидинка, шардоне, совиньон, рислинг, гевюрцтраминер, мускат, сильванер, пино гри
Красные: кадарка, кекопорто, кикфранкош, каберне фран, каберне совиньон, мерло и пино нуар

Правила
Федерация Венгерских Производителей Винограда и Вина осуществляет контроль экспорта. Согласно классификации вин, принятой в 1997 году, венгерские вина делят на 4 класса:
Asztali bor (cтоловые);
Tajbor (местные);
Minosegu bor (качественные вина, контролируемые по происхождению);
Kulonleges minosegu bor (вина особого качества, контролируемые по происхождению)

Виноделие
— ручной сбор;
— мацерация в течение 24–48 часов;
— оседание и декантация муста;
— ферментация с последующим созреванием в дубе не менее 3 лет;
— фильтрация перед бутилированием.

Торговля
Производство более 3 млн гл/год

По материалам журнала "Виномания".